8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма

^ 8. Проблемное поле и принципные положения логического позитивизма и постпозитивизма.
"Венский кружок", участники которого числятся родоначальниками неопозитивизма, представляется олицетворением узенького позитивизма и остается эмблемой собравшим все догмы этого направления. Но прошло довольно долгое время, в 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма потоке которого равномерно пропал накал начальных обсуждений его участников по поводу соотношения науки и метафизики, и установилась пора освобождаться от тех ярлычков , которые они наклеивали друг на друга.

Появление Венского 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма кружка можно датировать 1922 г., когда М.Шлик возглавил кафедру Маха. В 1925 г. в Вену приехал Р.Карнап. В 1928 г. группа сподвижников опубликовала манифест Венского кружка, в каком прежняя философия расценивалась как хаотическое 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма переплетение систем и предлагалась с целью преодоления бесконечных споров единая платформа, основанная на научном мировоззрении. С 1930 г. издается журнальчик "Erkenntniss" (Зание), в каком интенсивно сотрудничали также члены берлинского "Общества эмпирической философии" Рейхенбах, Дубислав, Гемпель 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма. Предпринималась попытка более тесноватого и активного сотрудничества с Л.Витгенштейном. К.Поппер, хотя и не был членом Венского кружка, не делил представления его представителей о бессмысленности философии, но своими обсуждениями оказал существенное 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма воздействие на эволюцию их начальных мыслях. В 1931 г. Карнап переезжает в Прагу, где сотрудничает с Ф.Франком, а в 1936 г. переселяется в США. В 1936 г. катастрофически умер фаворит Венского кружка М.Шлик 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма (застрелен своим бывшим студентом психопатом на лестнице в здании института). О.Нейрат переезжает в Великобританию. После войны исключительно в.Крафт и Б.Юхос остаются верными движению и продолжают активную деятельность.

Неопозитивизм обычно 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма охарактеризовывают как соединение мыслях традиционного эмпиризма с новыми достижениями в области логической техники анализа языка. В итоге догмы эмпиризма оказались в значимой степени смягченными, их натуралистический объективисткий нрав был снят благодаря переходу 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма от анализа вещных отношений и событий в языковую плоскость анализа предложений. В "Курсе положительной философии" О.Конт охарактеризовывал положительное как действительное, необходимое, четкое, организованное в противоположность фантастическому и никчемному. В манифесте "Венского 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма кружка" к этому добавляются требования к научному языку, который объявляется основой заслуги единства культуры. "Современное научное мировоззрение,- писал О.Нейрат,- характеризуется связью с эмприческими фактами, периодической экспериментальной проверкой, логическим объединеием 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма всех процессов с целью сотворения единой науки, которая может служить улучшению общего дела" (О. Neurath. Wege der wissenschaftlichen Weltauffassung. -Erkenntniss. Bd. 1. S. 118). Единство познания можно считать основным в платформе Венского кружка и в 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма особенности много сделал для его реализации Р.Карнап. Уже в собственной первой работе "Логическое построение мира" он находит базу такового единства: физика и психология, науки о природе и науки о культуре могут слиться 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма в этом случае, если переведут содержательный язык о "вещах","переживаниях" и т.п. на формальный, описывающий структуры и дела."Интерсубъективный мир отношений образует,- писал Карнап,- предметную область науки" (Logische Aufbau 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма der Welt.S.200).Постулат единства не только лишь догма позитивизма. Так либо по другому, его придерживались все традиционные философы. Члены Венского кружка стремились воплотить его на логической базе. Их программка состоит из последующих 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма пт:

1.Требование единства.

2.Условием объединения законов науки в единуя систему является единство языка.

3.Оно производится в форме редукции всех выражений науки к интерсубъективному языку протоколов.

4. Тезис о единстве это не только 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма лишь теоретический, да и практический постулат.

Поппер не принадлежал к числу приверженцев таковой программки. Единство знаия он осознавал в рамках более общей темы, которую можно именовать ростом познания: кто гласит "наука", тот гласит 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма "прогресс" и напротив. Познание, по его воззрению, повсевременно меняется, оно развивается в процессе выдвижения смелых спекулятивных гипотез, которые соперничают вместе. Потому достижение единства науки на этой базе нереально. Оно достигается по другому методом элиминации 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма ошибок, с помощью которого наука приближается к постижению правды. Таким макаром, можно заключить, что основой единства науки выступает не заблаговременно навязываемый эталон научного языка, а единство самой реальности, постигая которое науки все 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма более сближаются вместе.

На пути к единству появляется огромное количество препятствий и самое суровое из их - специфичность философского познания. Трудности метафизики более резко отличаются от беспристрастных заморочек науки. О чем 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма спрашивает философия, когда дискуссирует трудности существования окружающего мира, бессмертия души либо свободы воли? Древняя метафизика решала эти вопросы как объектные. Логические позитивисты всесторонне проанализировали такое осознание и проявили его бессмысленность. Метафизики заблуждаются, если задумываются 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма, что такие слова как "Бесспорное","Абсолют","Причина мира","Вещь внутри себя","Я","Ничто" и т.п. обозначают нечто реальное. В известной статье Карнапа "Преодоление метафизики методом логического анализа языка 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма" утверждается, что метафизик и читатель его сочинений пребывают в заблуждении, когда приписывают им нечто реальное, и делается вывод:"В сфере метафизики, включая всякого рода философию ценностей и нормативные науки, логический анализ приводит к 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма тому нехорошему результату, что все предложения этой сферы совсем глупы" (Uberwindung der Metaphysik durch logische Analyse der Sprache. "Erkenntniss".Bd.2.S.220). Этот тезис высказывал и М.Шлик:"В метафизике имеют место только псевдопредложения - громкие 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма, но совсем глупые слова" ( Erleben, Erkennen, Metaphysik. -Gesammelte Aufsatze. S.16). В целом оценка метафизики членами Венского кружка сводится к последующему: 1. Её системы не содержат ни настоящих, ни неверных предложений 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма, что гласит о неприменимости к ней обыденных критериев проверяемости. 2. Метафизика включает жизненно-практические установки, которые являются продуктом воспитания и актуальных обстоятеьств и потому не поддаются оптимальному обоснованию. Это открытие равномерно охладило полемический пыл и равномерно 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма сложилось довольно мирное отношение к филосфии как к разновидности поэзии, выражающей чувства и настроения людей, но не имеющей никакого дела к реальности.

Попперовское отношение к философии было несколько другим 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма. С одной стороны, он находил аспект демаркации меж философией и наукой, ибо желал разграничить научные догадки и спекулятивные принципы натурфилософии. Аспект верификации при всем этом очевидно не годился, потому что метафизические принципы обычно находят 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма доказательство. Но в этом стремлении разъяснять известное состоит слабость как метафизических, так и научных гипотез: они не имеют эвристического значения. Потому Поппер разграничивает не столько науку и философию, сколько догматическое и эвристическое 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма познание. Так к примеру, он написал одну из увлекательных работ о творческой функции философских заморочек в науке. Поппер не склонен абсолютизироваь науку. Если Карнап считал, что наука никак не связана с актуальными неуввязками 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма (к примеру, медицина совсем не озабочена метафизической прблемой погибели),то Поппер лицезрел связь меж ними:"Этика не наука. Но хотя нет научного базиса этики, имеется этический базис науки и рационализма" (K 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма. Popper. Die Offene Gesellschaft und ihre Feinde. Bd.2. 1958. S. 293)

^ Позитивизм и неопозитивизм.

Неопозитивизм - это влиятельное, оставившее приметный след в умственной культуре нашего времени, направление, которое продолжает давнишнюю традицию позитивизма. Его первую манифестацию 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма связывают с О.Контом (1798-1857), который назначил ориентацию философии на научное зание и рациональное действие. В развитии населения земли он выделил три стадии развития, которые характеризуются ориентацией поначалу на религию, потом на метафизику 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма и, в конце концов, на науку. Положительная философия, по воззрению Конта, должна была содействовать переходу общества на стадию научной рациональной деятельности и вот поэтому он стремился сделать социальные науки настолько 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма же точными, как и естественные. Идеологическим источником неопозитивизма можно также считать традиционный эмпиризм с его ориентацией на опыт. Но более действующим фактором его становления оказался энтузиазм к языку, обусловивший перевод онтологических тем философии в плоскость 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма логики и семантики, которая изучит препядствия значения.

Язык дискуссировался в традиционной философии как орудие мысли, как обозначение наружных предметов либо описание духовных явлений, т.е. как нечто вспомогательное по отношению к 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма миру и занию. В ХХ веке он из периферийного преобразуется в центральный фактор осмысления мира. Человек осознает его так, как это позволяет сделать язык Понимание того факта, что выделение тех либо других сущностей 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма их систематизация, сопоставление, обобщение и т.п. обоснованы логико-грамматическими и семантическими (смысловыми) структурами привело к специфичной революции в философии, которую время от времени именуют лингвистической. Она состоит в 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма конструктивном изменении самого метода философствования. Если в рамках онтологической парадигмы числилось полностью неоспоримым и естественным ссылаться на мир и его устройство при обосновании философских утверждений, то новенькая, сформировавшаяся при инициативном участии приверженцев неопозитивизма 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма, лингвистическая парадигма приковывает внимание к творческой смыслообразующей роли языка. В этом состоит некое сходство с гносеологической парадигмой, которая также ставила решение вопроса о бытии в зависимость от способности его зания. Различие заключается 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма в том, что на место сознания и рациональности ставится язык и его логико-синтаксические и смысловые структуры.

Переворот традиционного соотношения языка и мира, согласно которому вещи, факты, действия есть до и независимо от 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма языка и только обозначаются его средствами, был осуществлен родоначальниками неопозитивизма Б Раселом и Л. Витгенштейном, которые выделение фрагментов реальности - фактов поставили в зависимость от существования в языке простых предложений. Эта мысль 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма была подхвачена участниками так именуемого Венского кружка М. Шликом и Р.Карнапом и привела к доктрине "логического эмпиризма". Факты и их комплексы, образующие эмпирические положения дел, которые всегда казались кое-чем полностью понятным и 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма достоверным, перевоплотился в рамках данной доктрины в особенные языковые сути. Необыкновенный и типичные нрав подобного перевоплощения виден на примере спора меж реалистом Д. Муром и Л. Витгенштейном. Мур указывал на достоверные выражения 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма, которые могут быть названы фактами ("Я знаю, что это моя рука", «Я знаю, что это дерево береза») на том основании, что они подтверждаются чувственным опытом. Витгенштейн, напротив, лицезрел источник достоверности такового 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма рода выражений, которые вправду являются бесспорными, в особенностях языка. Язык кажется подвижным и изменчивым, но, подобно двери вращающейся на петлях, у него также имеются свои стержни, свое бесспорное, по этому 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма вероятны наши вопросы и ответы и даже само колебание. Над этим стоит задуматься: вроде бы мы ни были критически настроены в отношении строчных истин, они все-же есть и даже не поэтому 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма, что их подтверждают наши опыт либо разум, как это считали представители традиционной философии, а так как без их мы не могли бы нечто оговаривать либо утверждать. Такие правды специально не проверяются, они 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма вообщем не являются продуктами специального зания, ибо очень напоминают детский вопрос: почему мир существует, на которые взрослые догматически отвечают: существует и все здесь. Естественно, что философы не могли не увидеть существования схожих достоверных 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма истин, которые все же не поддаются обыкновенному подтверждению. Если учитывать при всем этом, что такие положения имеют основополагающее значение для обоснования всех других утверждений как научного, так и философского нрава, то становится 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма понятным то упорство, с которым осуществлялись поиски методов их проверки. Традиционная философия знала два аспекта - опыт и разум, оставляя веру для религии и традицию для жизни. Неклассическая философия равномерно освобождается от 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма некритического дела к этим источникам познания. Но можно ли колебаться во всем? Этот вопрос Декарта остался животрепещущим и для философии ХХ столетия.

В неопозитивизме эта неувязка решалась двояко и не полностью поочередно, что, вобщем, свидетельствует 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма о её трудности. Потому стоит вдуматься в споры представителей неопозитивистской философии для того, чтоб углубить свои представления о природе эмпирического и теоретического познания, о соотношении философии и науки. Более 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма поочередно лингвистическая позиция проводилась ими в отношении философии. С этой точки зрения её задачи оказались некорректно поставленными. Они ориентированы на предметы, в то время как их смысл заключается в проверке метода потребления 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма слов. Спрашивая о причине мира либо бессмертии души, философ должен отдавать для себя отчет, что он должен не находить некоторую загадочною мировую либо духовную субстанцию, а проанализировать функционирование самого понятия субстанции, не превращая 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма её при всем этом в некоторую непостижимую и загадочною вещь. Вообщем большая часть затруднений философии, считали Л .Витгенштейн и Р.Карнап, проистекают от того, что она приписывает своим понятиям "вещное" значение и считает 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма, что добро и зло, время и место - это некоторые реальные сути. Меж тем это огромное заблуждение. Выражение "растерял совесть" навязывает идея, что совесть - это типичная вещь, которую можно отыскать либо утерять 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма, но философия как раз и должна направить внимание на метафорический нрав схожих положений, чтоб освободить людей от иллюзий языка.5

Таким макаром, согласно неопозитивистам, философские задачи - это свидетельство неверного потребления языка. Такие нередко употребляемые 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма слова как "число", "качество", "состояние ","время","причина" и т.п. не обозначают реальных сущностей. К примеру, в словосочетании "состояние вялости" термин "состояние" только показывает на принадлежность слова "вялость" к определенной 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма синтаксической категории.

Вместе с логико-синтаксическими неуввязками, естественно, есть и содержательные, но ими занимается не философия, а наука. Для решения такового рода заморочек недостаточно соблюдения правил логики и грамматики и требуется познание беспристрастного положения дел 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма. Одной из наград аналитической философии является тщательное исследование эмпирических выражений, в процессе которого выявилась их необыкновенно непростая природа. Сначало факты рассматривались как выражения о конкретно наблюдаемых событиях и определялись 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма как их констатации. Они исключают колебание и позволяют просто решить вопрос об истинности либо ложности на базе наблюдения, измерения и опыта. Такие испытанные утверждения образуют базис научного познания и употребляются для обоснования гипотез. В 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма качестве аспекта их научной состоятельности была сначало предложена так именуемая верификация (доказательство). Подтверждаемость совсем не таковой обычной аспект, если идет речь о сравнении вещей и слов, ведь они, с одной стороны 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма, совсем непохожи друг на друга, а с другой, неразрывно связаны в людском зании, что и делает реальную опасность замены событий словами, не имеющими реального значения.

Так как факты отбираются и интерпретируются на базе 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма теорий, верификация как согласованность, соответствие, сведение их друг к другу оказывается беззубой, безопасной процедурой, которая не обеспечивает выдвижения смелых гипотез и их жесткой проверки. С этой целью давнешним оппонентом фаворитов Венского кружка К 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма. Поппером была выдвинута процедура фальсификации (опровержения). Опровергаемость кажется более жестким аспектом оценки теорий, ибо кажется, что факты, противоречащие теории, не зависят от неё и потому могут расцениваться как выражение самой 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма действительности, её сопротивления попыткам реализации неадекватных гипотез. С другой стороны, фальсификация имеет отрицательное значение и неясно, как она может содействовать росту познания. Эти вопросы были поставлены так именуемыми постпозитивистами Т. Куном 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма, И. Лакатосом, П.Фейерабендом (См. подр.: Структура и развитие науки. М.,1978). Они указали на неискоренимую "нагруженность" эмпирического познания теоретическим контекстом и поставили делему проверяемости и обоснования познания с учетом не только лишь эмпирических 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма и логико-методологических, да и социально культурных критериев. Как показал Т.Кун, научные революции представляют собою смену парадигмы, включающую кроме теории систему философско-мировоззренческих предпосылок, и потому происходят в итоге не только 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма лишь "решающих тестов", да и культурных новаций. Это открытие высвобождает от узеньких допущений неопозитивизма, ограничивавшегося анализом соотношения теории и опыта, и выводит на более базовый уровень развития науки, где она ведет взаимодействие с 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма другими формами культуры - искусством, религией, философией, с формами ежедневной жизни. Прагматизм, фаворитами которого числятся южноамериканские философы Ч. Пирс (1839-1914) и Д. Дьюи (1859-1952), нередко отождествляют с позитивистским движением. Они имеют много общего и 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма сначала - эмпиризм и внедрение техники анализа языка. Вкупе с тем нельзя не замечать и большого отличия меж ними. Неопозитивисты привержены традициям научной строгости и рациональности. Прагматисты, исходящие из принципа полезности и практической 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма реализуемости, напротив, нередко попадают в ловушки релятивизма. Они считают аспектами зания практический фуррор и наличие общего консенсуса, что делает их философию более чувствительной к соц контексту науки. Ведь наука и язык это не только 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма лишь форма познания, да и социальные университеты. Потому значение научных положений устанавливается не изолированными в собственных лабораториях исследователями, имеющими дело только с фактами, а на форуме ученых и общественности, где вопрос о 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма приемлемости той либо другой концепции решается с учетом экономических, технических, соц и жизненно-практических интересов людей. Невзирая на упреки в философском эклектизме и релятивизме, внимание к этим интересам составляет заслугу прагматической философии 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма. Другое дело, что и они не должны абсолютизироваться, потому что могут содержать существенное число иллюзий, заблуждений, стереотипов и устаревших традиций. Потому речь должна идти о включении прагматической установки в более 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма широкий философский контекст, где ведут взаимодействие как традиционные, так и современные способы.


Значение и смысл.

В эмпиристской модели языка предполагалось существование вне языка некоторых автономных вещей и их комплексов, простых связей, ансамбли которых и 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма назывались "положениями дел". Они могли обозначаться простейшими единицами языка - атомарными высказываниями. Особенность "положений дел" и их констатаций заключается в том, что они могут быть зафиксированы и познаны независимо от других выражений либо 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма событий. Они - автономны и могут рассматриваться как изолированные личные сути. Принципиальным является также конкретный нрав их связи: простые выражения вроде бы "приколоты" к самой действительности и именуются потому протоколами 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма либо констатациями. Для установления их истинности довольно только посмотреть на "положение дел". Выражение "цвет этого потолка белоснежный" может быть испытано на базе наблюдения без вербования какого-нибудь другого познания. Но по сути 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма, истинность этого выражения гарантируется целым рядом допущений внеопытного нрава о существовании окружающего мира, вещей, параметров, отношений и.п.

Для решения парадоксов референции Рассел предложил использовать различие имен и дескрипций. Имена прикрепляются к объектам отношениями денотации 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма, а описания - десигнации. Имена означают предметы, а описания выражают информацию о их. Настолько же принципиальным оказывается платоновское различие понятия и идеи. Понятия выражают то общее, что есть в предметах, а 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма идеи — некоторые "ноэмы", безупречные смыслы, выступающие критериями сознания либо осознания. К примеру, “человек” — родовое понятие, обобщающее признаки человека, отличающие его от животных и других физических тел. Напротив, понятие "человечность" - это мысль, выражающая 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма то безупречное назначение либо смысл, который должен исполнять человек. Фактически, это различие и лежит в базе семантики Карнапа, который работал с понятиями интенсионала и экстенсионала. Слово может выражать элементы класса либо огромного количества, но 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма оно же выражает и внутреннее смысловое значение, задаваемое снутри языка его формальными качествами. Формально-синтаксический подход к языку отличает логическую семантику от феноменологии, которая, как понятно, тоже работала с понятием 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма интенциональности. Центральной неувязкой семантики, по существу, оказывается неувязка синонимии, решение которой достигается на базе теории аналитически настоящих выражений: конкретно синонимичность понятий "человек" и "говорящее существо" служит основанием истинности выражения "человек — это говорящее существо 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма". Оно является настоящим не в силу эмпирической проверяемости, а по определению.

Семантика не ограничивается понятиями, но распространяется на сферу предложений и выражений. Под предложением понимается пропозициональная функция. Если имя значит предмет 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма либо класс, а смысл — нечто безупречное, выступающее условием референции, то предложение — это функция типа "быть папой", "быть квадратом", выражающая "событийность", как единство безупречного и реального. Под смыслом можно осознавать внутренние связи 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма символов, а под значением их дела к означаемому. По сути это единство является, быстрее, хотимым, чем реальным, и в семантике опять столкнулись прежние программки эмпиризма и рационализма, номинализма и реализма.

Как в эмпиристских 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма, так и в неэмпиристских программках значение раскрывается на базе понятия правды. Фреге, разбирая вопрос о смысле и функции предложений, утверждал, что основным в нем является идея, т.е. истинностное значение. Он признавал 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма у символов, во-1-х, безупречные корреляты — означаемое, а во-2-х, определенные предметы, участвующие в отношении референции. Фреге различал смысл и действие, но лицезрел глубочайшее противоречие меж ними: смысл он связывал с правдой, а 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма действие с командами, клятвами, опасностями и т.п. Переходным понятием служит "корректность", которая составляет внутреннее условие истинности выражений. Но тут мы сталкиваемся с допущением о том, что выражения каким-то образом "знают" об 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма истинности, ибо заблаговременно делают условия ее способности.

Рассел оставлял "смысл" для обозначения состояний сознания, Гуссерль, напротив, разорвал с психологизмом и гласил о "ноэмах", т.е. безупречных событиях. Фреге пробовал преодолеть "денотативную" семантику 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма, в какой ядром значения выступают "сами вещи". Но тогда опорой значения выступает незапятнанная мысль либо “смысл”. В отличие от него значение определяется "точкой зрения" и является селекцией существенного. Значение — это "метод данности 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма", либо "дескрипция" по Расселу. Оно может изменяться от теории к теории, от осознания к осознанию.

Понимая значение знака как "понятие" метафизика попадает в глубочайшие, связанные с неувязкой объективности, затруднения, которые 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма она стремится преодолеть по аналогии с логикой и арифметикой. Математические знаки предполагаются как изолированные имеющие одно и только одно значение. Где бы он не встречался, т.е. не зависимо от контекста, он имеет 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма однообразное значение. Еще наименее принципиально то, как лично понимается данный символ. Он подразумевается вполне понятным и в этом смысле остается бесспорным, в чем "состоит" его значение. По сопоставлению с математическими знаками понятия 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма зависят от отношений с другими понятиями, которые и являются содержанием его значения. Эти дела представляются как сущие. Но это сталкивается с другим допущением, что поистине сущее - это не само понятие, а действительность.

То 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма, что охватывается понятием составляет его объем. Само же понятие - это граница обхватывающая объем (интенция) Объем определяется числом, количеством того, что в него попадает. В прямом либо обыденном осознании идет речь 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма не о понятиях, а о подлежащих счету предметах. В непрямом методе речи, напротив, предполагается что-то, находящее "над" ними. Сущее, о котором молвят, в любом случае отличается от понятий, с помощью которых молвят 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма. Этим предполагается, что об одном и том же числе предметов можно гласить с помощью различных понятий, к примеру, о равноугольном либо равностороннем треугольнике. Эти понятия именуются экстенсионально равными. Таким макаром понятия относятся 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма к "методу данности" предметов. Его Фреге и именует смыслом в отличие от значения либо предмета. К примеру, число - это собственное имя, которое само является предметом. Знаки означают не понятия, а предметы, которые 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма попадают под понятия благодаря определенному "методу данности" и которые не являются "родами бытия". Если нечто в собственном бытии попадает под понятие, оно должно само быть определенным родом бытия либо мыслью (Платон). Идеи 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма есть как хорошие друг от друга. Но если определять понятия только как "методы данности", то можно без всяких затруднений гласить об экстенсиональном равенстве разных понятий. При всем этом речь не идет о 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма равенстве разных сущих, но только о равенстве сущих понятых либо "данных" разными методами. По бытию они различаются не сигнификативно, а количественно.

"Метод данности" не является, по Фреге, кое-чем личным, а может 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма быть настоящим либо неверным. "Чисто" личным Фреге считает представление, которое есть то, что персонально. На вопрос о бытии "смысла" Фреге отвечает достаточно неопределенно, характеризуя его как общее духовное наследство, передаваемое от поколения 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма к поколению. Различие смысла и значения у Фреге ориентировано на преодоление проблем математической логики. Но оно неспособно отличить личное представление от онтологически сущего. Это сохраняется и в предстоящем развитии аналитической философии 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма языка. Мы предполагаем, что и другие понимают знаки также, как и мы, пока на практике не столкнемся с недопониманием. Ранее нет обстоятельств гласить о значении знака, находить его "подлинный смысл". Можно осознавать символ 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма не утруждая поисками его смысла. В случае сомнения, в каком "смысле" мы употребляем знаки, появляется неувязка смысла. Она решается за счет установления связи проблематического знака с другими знаками, смысл которых непроблематичен. Куайн 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма замечал в этой связи, что так как смысл непредметен, непонятно как он передается. Семантика вероятных миров является попыткой освободиться от этих оков. Интенцию знака, либо "смысл" по Фреге, она представляет как нечто важное 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма во всех вероятных мирах, как то, что позволяет спрашивать о нечто в реальном мире. Благодаря такому подходу должна пропасть субъективность "представлений" и пойти речь об беспристрастных предпосылках мыслимости реального мира 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма, о связи символов с другими знаками. Соответственно, действительное понимается как подмножество вероятного. Но таким макаром старенькые затруднения переносятся на само различие вероятного и реального. Отличие меж сущими, включая вероятные и действительные 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма, мы осуществляем на базе символов, о значении которых больше не спрашивается. Действительный мир по отношению к вероятным характеризуется как "случайный". По сути это тоже продукт интерпретации.

Ядром семантики является теория референции, которую 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма можно найти как познание критерий внедрения предиката "настоящий" к определенному предложению, как выявление некоторых правил либо аксиом, управляющих употреблением слов. Теория смысла образует своеобразную "скорлупу" вокруг этого ядра и связывает способность говорящего с 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма суждениями теории референции. В конце концов, семантика развивает и свою теорию деяния, основой которой является теория речевых актов. На вопрос о том, как интерпретировать различные методы потребления языка, семантика дает ответ 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма на базе теории референции: знать смысл предложения — это означает знать условия его истинности либо способ верификации. Но дело в том, что различие истинности и ее критерий не является самопонятными и содержат огромное количество 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма невидимых препятствий. Потому понятие правды мало дает для прояснения понятия значения и сейчас этот скептицизм доходит до того, что многие предлагают отрешиться от этой опоры. Ясно, что современная теория значения должна 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма учесть внутренние вербальные связи самого языка, которые тоже выступают критериями истинности. Каковы процедуры разрешимости для критерий истинности?

Осознание правды как соответствия наталкивалось на все огромные трудности, которые сначала ХХ столетия и стремились преодолеть, а именно 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма, на базе семантического проекта. Семантика, появившаяся как ответ на трудности традиционной теории правды, все же, сохраняет старенькое представление о языке как инструменте мышления, согласно которому человек поначалу задумывается, а 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма позже гласит и, соответственно, принимает знаки не как самостоятельные объекты, как носители значений. Поразительным образом стало обнаруживаться, что теория правды как соответствия, для подмены которой, фактически, и предназначалась семантика, оказалась ее сокрытой предпосылкой 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма и условием. Дело в том, что значение в ней раскрывается на базе понятия правды. Этот подход идет от Фреге, который, разбирая вопрос о смысле и функции предложений, утверждал, что основным в нем 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма является идея, т.е. истинностное значение.

Поворот к языку почти во всем был связан с затруднениями традиционной теории правды как соответствия. Условия правды в теории репрезентации оказываются неосуществимыми: Не ясно, как найти соответствие 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма познания объекту, которые к тому же даны нам не конкретно, а в форме опыта сознания. Перевод в языковую плоскость, казалось, снимает эти трудности. Во-1-х, идет речь о значении. Во-2-х о 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма выполнимых критериях либо аспектах. Но попытка найти значение приводила к необходимости принятия независящего "означаемого". Хотя нет 1-го без другого и вкупе с тем в означаемом есть то, чего нет в значащем 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма, а конкретно основание, условие, аспект правды.

Что дает описание языка словом "настоящее"? Что значит познание критерий истинности предложения? Представление о языке как картине мира, как его репрезентации подразумевает некое неинтенциональное отношение 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма к тому, что репрезентируется. Внедрение языка как карты, помогающей ориентироваться на местности, опирается на сильные онтологические допущения вроде концепций вселенной, которая, исходя из естественной необходимости, дает начало языку и занию как подсистемам 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма, которые, в свою очередь, нужно составляют все более адекватные репрезентации целого. Но допущение онтологического двойника никчемно для разъяснения того, как понимается либо осваивается язык. Научение языку опирается не на исследование, подтверждение и аргументацию, а 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма на дрессуру, в процессе которой и связываются слова и вещи. Если ребенок спрашивает: «почему это так?», взрослый отвечает: «подрастешь – узнаешь»

Три догмы эмпиризма.

У. Куайн выявил "две догмы эмпирицизма": 1-ая 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма — "эссенциализм" — представление, согласно которому следует различать, о чем молвят люди, и что они молвят об этом, открыв суть обсуждаемого объекта. Правда – вот что обеспечивает возможность перевода разных языков, если получится выявить суть референтов определений того 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма и другого языка. 2-ая догма заключалась в том, что нужное для перевода аналитическое предложение о тождестве объектов разных наблюдателей подтверждается с помощью "нейтрального языка наблюдения", описывающего разыскиваемый референт. Куайн показал 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма несостоятельность обычный модели усвоения чужого языка с помощью соотнесения его слов с наблюдаемыми объектами. Последние являются конструктами и потому мы не можем быть уверенными в сходстве понятий, даже если они относятся 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма к схожим предметам.

Куайн поставил вопрос: каковой аспект различия того, действуем мы под воздействием опыта либо значения? Это вызов самой теории зания как такой, а не какому-либо ее раздельно взятому направлению. Он 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма ориентирован на разрушение теории репрезентации, на отказ от теории соответствия, которая отвечает нашему здравому смыслу, но просит неосуществимого и неосуществимого. Эмпиристы подразумевают возможность установить некие привилегированные, владеющие особенным гносеологическими преимуществами выражения, которые выступают 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма констатациями беспристрастных положений дел и совместно с тем являются совсем бесспорными. Кажется, что такие утверждения есть: "Рука, которой я пишу этот текст, глаза, которыми я его вижу - это органы моего тела", "Окружающий 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма мир существует и он существовал за длительное время до моего рождения", «Я обладаю сознанием», «Моя фамилия Марков» и т.п. В аналитической философии после возникновения "Философских исследовательских работ" Витгенштейна неувязка 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма обоснования такового рода выражений уже мыслится не как итог соотнесения мыслях и вещей, слов и объектов, корректность которого гарантируют эпистемологи, как итог социальной практики и научения языку.

Теорию Куайна можно интерпретировать как наклон 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма в сторону идеализма. Его "объекты" - это физические легенды. Теория лингвистической относительности имеет еще больше сильные следствия, потому что она не позволяет вообщем поставить вопрос о значении. Процедура указания на объект и определения 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма его в определениях наблюдения оказывается в эпистемологическом отношении уже не настолько решительной. Допущение приоритета умственного каркаса, в рамках которого инсталлируются объекты, дает шансы идеализму. Эта программка сохраняет под другим заглавием то главное, что 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма дает возможность сохранения метафизики. Релятивизация же концептуального каркаса значит невозможность конкретного определения сути, в какой бы форме она не являлась как бытие, зание либо язык. Даже абсурдное допущение о том 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма, что объекты делаются с помощью слов и значений, клики о потере бытия не делают никакой опасности метафизике. В этом смысле Гуссерль смело исключал действительность за скобки, чтоб она не путалась под ногами 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма. Но тезис Куайна, также позиция Куна и Фейерабенда состоит в большем. Они говорят, что нет способности отыскать метод описания прошедшего и грядущего не считая как в определениях реального. Таким макаром, наши переговоры являются единственной 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма гарантией соответствия слов и вещей.

Патнэм склоняется в сторону реализма: только реалист может избежать вывода о том, что ни один из определений науки ни на что не показывает. Сведение истинности к 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма обоснованию, предоставлению гарантий, легитимации значит релятивизацию понятия правды по отношению к языку. Но, строго говоря, философы, имеющие нечто сказать о гарантиях, точно также как и философы, озабоченные сообщением правды, идиентично намереваются сказать нечто 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма большее, чем обычно говорится о фактах. Что нам дают понятия правды и блага, и что бы мы утратили, если б их убрали? Большая часть написанного об правде по сути посвящена обоснованию. Понятие 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма правды, независящее от обоснования, необходимо для разъяснения надежности способов и процедур исследования, для разъяснения конвергенции теорий. Если мы угадываем, когда теоретизирование заводит в тупик и дает неправильные эмпирические результаты, то для разъяснения 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма этого факта ссылок на конвенциональность, соответствие традициям очевидно недостаточно. Приходится допускать существование наружной действительности. Но вопрос в том, как вероятны принципно новые теории? Не являются ли дискуссии о их прикрытием того 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма факта, что вся новизна состоит в решении головоломок и всякий, кто изобретает вправду новейшую теорию, кончает свою жизнь в безумном доме? Мы всегда оценивали прежние теории, начиная с легенд и натурфилософских построений, как 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма неверные и путанные описания мира. И вчеркивали тем их в историю триумфа и победы разума. Ни одно утверждение о мире, даже самое неописуемое, не могло бы быть предпосылкой сурового беспокойства. Отсюда 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма Рорти делает предположение: “Может быть это понятие ‘отвратительного описания той же самой вещи’ представляет сущую ересь”6.

Дэвидсон указал на третью догму эмпирицизма, а конкретно на дуализм концептуальной схемы и содержания, структуры и того 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма, что должно быть структурировано. Согласно Дэвидсону, вопрос о том, "как работает язык", не связан с вопросом о том, "как работает зание". Он считает неосуществимым решить делему значения на пути выделения и 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма сравнения атомарных фактов с атомарными предложениями. Все, чем должна заниматься философия языка — это выявлять ясные дела меж внедрением одних предложений и внедрением других. Рорти считает, что принципиальным нововведением Дэвидсона является преодоление неверного представления 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма о философии как о дисциплине, которая находит основания и дает их занию7. Философия не определяет перечень "нескончаемых мыслях" и привилегированных тем, а участвует в общении населения земли и концентрирует внимание на 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма событиях-происшествиях (революциях либо научных открытиях) либо на дилеммах, которые нельзя рассматривать как переформулировку старенькых заморочек. Отказ от некоторой нейтральной матрицы, позволяющей соотносить, соизмерять и переводить препядствия прошедшего и реального, выдвигает на фронтальный 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма план вопрос об конфигурациях и событиях.

Если открыть "Физику" Аристотеля, то мы найдем там странноватые с нашей точки зрения различения и проблематизации. Естественно, мы сопоставляем его определения с теми, которые дали Ньютон 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма и Эйнштейн, и таким макаром не только лишь поправляем Аристотеля, но предъявляем ему некоторую претензию за ошибки. При всем этом нам не приходит в голову упрекать греков за их одежку и даже за 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма политические университеты и убеждения, также религиозные верования. Когда дело идет об истории зания, то подразумевается существование вещей, владеющих теми либо другими качествами и свойствами и потому ошеломляющим смотрелось утверждение Куна, что 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма в зании изменению подлежат представления о том, что такое мир, вещь, качество и т.п. После Куна и Фейерабенда философ стал человеком, который не претендует на изменение значения, а лишь на его объяснение 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма. Историк указывает как и почему произошел сдвиг от старенькых к новым понятиям. Нужен ли сейчас философ, которому уже больше ничего не остается делать, как признать культурно обусловленные конфигурации "оптимальными 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма"?

Дэвидсон указал, что определение правды как вида (адекватной репрезентации) подходит для безусловных утверждений типа: "снег бел", но совсем не годится для таких выражений как "Наша теория мира соответствует физической действительности", "Наша моральная философия отвечает Идее 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма Блага". Эти утверждения истинны, если мир содержит вещи правильного сорта и располагает их так, как это утверждается в дискурсе. Но если кто-то произнесет, что таких вещей нет, он должен предложить альтернативную 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма теорию, которая не была бы семантической. Соответствие не связано с онтологическими предпочтениями и может привязывать слова к хоть каким вещам, ибо природа не имеет желательных методов репрезентации. Дэвидсон считает также, что понятие 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма "репрезентативной схемы" либо "концептуального каркаса" употребляется для разделения "правды" и "значения" и потому безуспешно. Он вводит понятие “другой концептуальной схемы», выражения которой могут быть настоящими, но не переводимыми в выражения другой концептуальной 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма схемы8. Вопросы о том, что является настоящим либо неверным находится в зависимости от принятия того либо другого концептуального каркаса. Нельзя допустить, что кому-то (философу) даны объекты сами по 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма для себя и этот кто-то может решать, чьи утверждения являются настоящими. Таким макаром, остается другая возможность — оценивать утверждения Аристотеля исходя из убеждений его собственных посылок, т.е. указывать на ошибки использования собственного понятийного аппарата 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма. Но в таком случае мы не можем принять решение об истинности утверждений о философии природы Аристотеля либо Ньютона.

Семиотика: семантический и прагматический нюансы языка.

Исследования языка быстро плодятся. В этой связи 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма стоит указать на различие аналитической философии и особых наук. Разумеется, что аналитическая философия в отличие от традиционной философии отыскивает ответ на вопрос о том, как работает язык, не столько в 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма определении его сути, сколько в исследовании различных практик его потребления. Вкупе с тем она продолжает критичную традицию и выявляет различного рода трудности не только лишь в обыденном либо философском, да и в научном 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма использовании языка. Такое же разграничение нужно выполнить меж аналитической философией и общими, теоретическими дисциплинами о языке. Семиотика, как наука о знаках оперирует понятиями знака, значения, предмета и изучит различные дела меж 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма ними: именования, денотации, означивания, коннотации, десигнации, импликации, выражения, потребления, интерпретации, осознания, осмысления. Она содержит в себе три связанные дисциплины: семантику, которая изучает дела означения и денотации меж знаком и предметом; прагматику, изучающую 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма отношение выражения меж знаком и субъектом; синтактику, изучающую дела импликации меж знаками. Фактически семантика оперирует так именуемым "семантическим треугольником": символ, значение, предмет, и в философско-эпистемологическом плане претендует на уточнение понятия правды 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма.

Истоком аналитической философии является обычная и ясная программка, согласно которой в естественном языке образовалось огромное количество устаревших положений и он потому нуждается в логической реконструкции. Этот проект несколько припоминает ситуацию в физике, когда механика Ньютона 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма подвергалась рациональной переработке в работах Герца, Маха, Пуанкаре и др. В качестве средства «лечения» обыденного языка был предложен аспект верификации, Согласно ему, должен быть определен набор базовых выражений, истинность либо ложность 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма которых не вызывает сомнения. На его базе должны быть испытаны другие сложные выражения, смысл которых не очевиден.

Деятельность "логических эмпиристов" была нацелена на поиски "безупречного языка", свободного от недочетов естественного 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма словоупотребления. В сути, такая же ориентация свойственна и для лингвистических и даже этно-культурных исследовательских работ. Следы "универсальной свойства" Лейбница и "безупречной грамматики" школы Пор-Рояля остаются в большинстве особых и философских теорий 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма и навряд ли пропадут в предстоящем. Тяжело представить как может быть рассуждение, коммуникация, осознание и перевод без таких главных понятий, какими являются "правда", "значение", "смысл", "информация".

Таким макаром допускалось, что некие выражения 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма — имена, протоколы, констатации, простые выражения типа: "цвет потолка белоснежный" вроде бы цепляются за саму действительность. Мы достигаем пределов языка и опираемся на внелингвистическую способность созидать, как обстоит дело в реальности. Также 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма подразумевается, что у нас есть способность единым взором осмотреть язык и мир, если не в целом (ибо это мог бы сделать только Бог), то поэлементно и сказать в отношении обычных выражений "это так 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма" либо "это не так".

В “Трактате” Витгенштейна атомарные выражения вроде бы приколоты к самой действительности, их истинность не вызывает колебаний поэтому, что каждый, имеющий глаза, способен убедиться в том, что выражение обозначает конкретно 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма воспринимаемое положение дел. Способность созидать и убеждаться в тривиальном кажется ему неосуществимой в “Философских исследовательских работах”. Мы контролируем сложные принципы, но арматуру языка составляют обыкновенные незаметные выражения типа "вот стул", “этот предмет красноватый 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма" и т.п.

Р. Карнап призывал к необходимости достроить грамматику и логику наукой о "логическом синтаксисе". Он указывал на тот факт, что есть правильные, но при всем этом ничего не значащие 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма и глупые утверждения. Исходя из убеждений здравого смысла разумно представить, что язык как знаковая система должен состоять из таких частей, которые обеспечивают юзеру этой системы действенное ориентирование и деятельность во окружающем мире 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма. Так как язык работает не только лишь как средство зания, то в нем накопилось существенное число различного рода устаревших идиом и утративших смысл выражений. Отсюда понятно рвение очистить язык от таких слов, которые 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма мешают ясной формулировке понятий и их точному осознанию, и бросить только такие определения, которые имеют или эмпирическое значение, или делают служебную (синтаксическую либо логическую) функцию в системе языка. Попытка освободить язык от 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма всех неясных либо нечетких понятий часто расценивается как научный пуризм. По сути она предпринималась для построения искусственных языков. Семантика показывает на неоднозначность естественного языка, на те ловушки, в которые попадаются очень наивные 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма философы, гипостазирующие имена. Примером может служить обсуждение проблем, связанных с существованием так именуемых пустых имен, для спасения которых приходится допускать некие надуманные либо отрицательные объекты, в итоге чего понятие объекта 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма перестает служить тем основным целям, для заслуги которых оно, фактически, и было задумано.

Поводом к углубленному анализу простых, кажущихся самопонятными выражений, стал анализ философских заморочек. Они имеют необыкновенный нрав. Философы колеблются в 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма существовании окружающего мира, души, другого Я. К примеру, Августин был озабочен вопросом о сути времени, а Фреге болезненно переживал беды попыток найти суть числа. О чем эти вопросы, разве недостаточно, что есть часы, показывающие 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма время, и правила арифметики, регулирующие операции с числами? Ранешний Витгенштейн считал философские задачи псевдопроблемами, возникающими в итоге неверного потребления языка. Но равномерно он признает философию как равноправную языковую игру 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма, и предупреждает только о том, что бы не путать ее с другими методами использования языка. Можно указывать на недоказуемость окружающего мира в учебной аудитории, но, если звучно колебаться в существовании окружающего мира на 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма улице либо в транспорте, то несложно угодить в мед учреждение.

Поворот в философии языка в ХХ столетии вызван воззванием Витгенштейна к анализу обыденных речевых практик. Они отличаются от проф языков тем 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма, что употребляют не одну, а огромное количество языковых игр. Потому Витгенштейн поменял понятие правды достоверностью, которую он обусловил на базе не научных либо метафизических критериев, а норм и правил, выступающих формами жизни 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма, установлениями и институтами. В естественном языке нет универсальных эталонов правды, предписывающих, наподобие морального кодекса, некоторые неотклонимые деяния, которые на практике все равно не производятся. Расцениваемые до этого как недочеты: нечеткость, бессистемность многозначность, зависимость 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма от контекста и другие свойства обыденного языка по сути оказываются важными качествами, обеспечивающими его продуктивность. Отказ от серьезных, заблаговременно и вроде бы независимо от речевых практик установленных абсолютных критериев значения в пользу контекстуально переплетенных 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма, взаимозависимых дискурсивных и недискурсивных актуальных практик открыл совсем новые перспективы проектов эмансипации перед философией ХХ в.

Осознание языка как игры трансформирует его осознание. В игре есть правила. Их глупо расценивать как настоящие 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма либо неверные. В силу их обилия вероятна неурядица. Она в большинстве случаев случается у философов. В одних играх правила навязывают нам гласить о кое-чем, как реально существующем. В других 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма играх, напротив, имена не имеют реальных объектов. Заблуждение философов заключается в том, что они не принимают во внимание различное употребление слов в разных языковых играх. Независимо от того, идеалисты они либо реалисты, философы понимают 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма слова как имена сущностей. Они исходят из того, что если слово ни к чему не относится, то оно лишено значения. Но если они не могут указать что-то телесное либо реальное, то 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма выдумывают "дух", "субстанцию" "абсолют".

Витгенштейн много усилий приложил для прояснения ментальных состояний и старался сначала освободить выражения о их от натуралистической интерпретации. "Постарайтесь не мыслить о "осознании" как ментальном процессе, ибо конкретно 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма это приводит к заблуждению". "Я понимаю" и "я знаю" не является сообщением о "нечто", о кое-чем наружном либо внутреннем. Эти выражения отсылают к чувству личной убежденности. "Я знаю, что это 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма дерево береза", "Я знаю, что это моя рука". Витгенштейн оспаривал особенный статус такового рода выражений. В их нельзя усомниться. "Я знаю, что это поистине" — это вроде бы предостережение: мы приближаемся к границе 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма колебаний. Если в этом колебаться, то может упасть все другое. Таким макаром, ссылки на познание и осознание в эпистемологии означают не апелляцию к личному опыту, а выражают согласие философа с принятыми нормами. Витгенштейн 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма тщательно анализирует примеры потребления выражения "я знаю …", которые демонстрируют, что за "познанием" не закреплено какого-то крепкого значения. "Я знаю, что это стул" может сказать слепой. Но в устах зрячего и не 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма буйного это выражение звучит несуразно. В различных случаях потребления выражения "Я знаю..." идет речь о выражении согласия с собеседником, о его убеждении, о наличии доказательств. В аналитической философии после 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма возникновения "Философских исследовательских работ" Витгенштейна неувязка обоснования такового рода выражений уже мыслится не как итог соотнесения мыслях и вещей, слов и объектов, корректность которого гарантируют эпистемологи, как итог социальной практики и научения языку 8. Проблемное поле и принципиальные положения логического позитивизма и постпозитивизма.



7spustya-god-za-uroki-literaturnogo-masterstva.html
7testi-dlya-kontrolya-promezhutochnih-znanij-uchebno-metodicheskij-kompleks-disciplini-praktikum-po-metodam-vichislenij.html
7uchebno-metodicheskoe-obespechenie-disciplini-uchebno-metodicheskij-kompleks-disciplini-buhgalterskij-uchyot-dlya.html